denis_deev (denis_deev) wrote in marxism,
denis_deev
denis_deev
marxism

О «черносотенном социализме».

ce8a5a0026_229cropБывают моменты, когда на ту или иную проблему полезнее, проще и яснее взглянуть сквозь призму личного опыта и отношения, а не с точки зрения абстрактных теорий.  Ленин утверждал, что «в марксизме нет ни грана этики». Хорошо или плохо то, что в марксизме нет этики – это отдельный разговор. А вот то, что марксисты-коммунисты в большинстве своем подавляли и подавляют личное этическое и даже эстетическое отношение к происходящим событиям, это как показала история – плохо.  Уже при Ленине было видно, что революция идет куда-то не туда. В первые же годы сталинского правления это стало ясно уже всем думающим людям. Однако, мало кто из большевиков поднял свой голос против диктатуры.
Не последнюю роль в этом сыграли идеологические фетиши, довлевшие над их сознанием – фетишизм партии, теоретический фетишизм «объективных законов исторического развития» и прочие. Нашлись только несколько человек, в частности группа «децистов» (В.М. Смиронов, Т.В. Сапронов и др.) которые, возможно, не столько по теоретическим, сколько по этическим и эстетическим соображениям с самого начала, твердо, решительно и целиком отвергли всю советскую псевдо-коммунистическую систему, определив ее как мелкобуржуазную госкапиталистическую диктатуру, эксплуатирующую  трудящихся самыми жесточайшими методами, вплоть до фашистских. Это в то, время, как Троцкий и другие оппозиционеры сравнительно мягко критиковали советскую систему слева, наивно надеялись изменить курс изнутри партии и т.п.

Конечно, и те и другие были обречены. Они не знали, с чем они имеют дело – с тоталитаризмом, системой невиданной ранее в истории, которая может быть уничтожена только либо в результате военного поражения, либо длительного процесса внутреннего разложения. Но все-таки, одно дело умереть с чистой совестью и без всяких иллюзий, другое – с убивающим душу компромиссом со злом, и ложными представлениями в голове. Гибель первых несет смысл, который может быть озарит будущие поколения. Гибель вторых едва ли не напрасна…

Как-то изучая историю ленинской партии, автор этих строк наткнулся на определение, данное ленинскому большевизму известным русским ученым и общественным деятелем, автором первого «Манифеста РСДРП» (1898 г.) Петром Бернгардовичем Струве. Еще до революции Струве назвал большевизм «черносотенным социализмом». Это определение поначалу показалось мне непонятным и даже абсурдным. В самом деле, что имел в виду Петр Бернгардович, учитывая, что большевики были непримиримыми противниками тогдашнего ксенофобского мракобесия – черносотенства? Большевики ведь вроде бы выступали за прогресс, за свободу. Может быть, Струве имел в виду то, о чем в первые годы после революции буквально кричал Максим Горький? Что на поверхность вышли темные, невежественные массы, одержимые не столько созидательным духом строительства нового общества подлинной свободы и счастья для всех людей, сколько злобным духом ресентимента, мести? Да, конечно, в революции было и это. Но было и другое, что нельзя не заметить, а именно живое творчество раскрепощенных масс (которое большевики с самого начала поставили под свой строгий контроль, а очень скоро и свели на нет).
И в дальнейшем, участвуя в т.н. российском левом движении, сталкиваясь с нетерпимостью различного рода (нетерпимость к иному мнению, ксенофобия, нетерпимость к меньшинствам и т.д.), особенно в среде т.н. «сталинистов» (тут стоило бы заметить, что в среде т.н. «троцкистов», «маоистов» и прочих «истинных ленинцев» эта самая нетерпимость, по сути, не меньше, только она принимает более, так сказать, «культурные», изощренные формы и поэтому, может быть, еще более опасна)  я не мог забыть это определение, оно подспудно не давало покоя моему уму.

Все прояснилось в этом, роковом 2014 году, когда началась т.н. «новороссия» и все такое. Почти все левые партии, движения и люди левых взглядов, кто хоть в какой-то мере в плане идей генетически восходит к большевизму, у кого Ленин и Сталин, оба или по отдельности, числятся в авторитетах – все они дружно встали под знамена т.н. «русского мира», открыто, как сталинисты, или  лукаво как троцкисты (см. материалы т.н. «Минского совещания» левых партий) выразили свою поддержку политике режима.  Точно также,  как и миллионы симпатизантов совка из числа обывателей, со всем своим наличным ксенофобским сознанием.
Что имел в виду Струве, вдруг стало отчетливо ясно. Конституирующим свойством ленинского большевизма является нетерпимость. Большевизм это организованная, институционализированная нетерпимость. Это манихейская, дуалистическая картина мира. И это свойство разделяют все исторические наследники большевизма – троцкисты, сталинисты, маоисты,  национальные большевики радикального толка (лимоновцы) и умеренные национальные большевики (зюгановцы). И эта нетерпимость, это манихейство органично коррелирует с наличным сознанием самых темных и отсталых слоев общества.
Когда то я с интересом относился к идеям маоизма, видел в них некую антитезу унылому мелкотравчатому лефтизму, процветающему в развитых странах Запада.  Теперь же примерно понятен профиль маоистских повстанцев, бегающих по лесам в Индии и на Филиппинах. Это же духовные братья «опполченцев» т.н. «новороссии»! И результаты, в случае их победы, будут примерно одинаковые.

В общем, как говорится, такой социализм нам не нужен! Мы его уже видели. Время такого рода «социализма» вышло. Почему? История знала немало примеров, когда рабы или крестьяне свергали господствующие классы и на некоторое время устанавливали свою власть. Однако это каждый раз приводило к тому, что из среды восставших выдвигались новые властители, часто проводившие еще более жестокие притеснения народа, чем прежние. Это закономерно, потому что есть всего два пути. Первый – это «отобрать и поделить». Второй – создать условия, когда нет нужды драться с себе подобными за материальные блага, т.е.  действительно освободить все общество. Грубо говоря, можно взять у «буржуев» многокомнатную квартиру и превратить ее в коммуналку, в которой будет муторно и беспросветно существовать и бывшим «буржуям» и новым жильцам трудящимся. А можно в кратчайший срок возвести рядом с городом экологически чистый поселок, где трудящиеся будут наслаждаться свободным трудом и осмысленным отдыхом. Первый путь предполагает большевистскую нетерпимость и манихейство. Второй – современные автоматизированные производительные силы и новый тип труда, порожденный этими силами.

События текущего года имеют огромное значение для левой идеи. То, что начиналось как трагедия, закончилось как отвратительное постмодернистское шоу (однако, при этом, шоу на крови). Но нет худа без добра. Авантюра т.н. «новороссии» открывает прогрессивную перспективу – реакционное историческое наследие большевизма и советизма в его триединой ипостаси – режимной, партийно-организованной и обывательско-массовой, будет, наконец, изжито.

Денис Деев.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments